7. Незаконная торговля оружием.

До 1989 г. монополия на торговлю оружием принадлежала Центральному инженерному управлению, входящему в состав Министерства внешней торговли, а потом – Министерства экономического сотрудничества с зарубежными странами. После вхождения в силу постановления о хозяйственной деятельности в 1989 г. область компетенции ЦИУ была изменена - торговой деятельностью, связанной с международной торговлей оружием, начали заниматься компании, действовавшие по нормативным актам Коммерческого права, - "ЦЕНЗИН" и "ЦЕНРЕКС".
На рубеже 1991-92 гг. ВИС разработали т. наз. концепцию организации контрразведывательной защиты производства оружия и постоянного наблюдения за специальными денежными оборотами польских фирм. Было признано, что существует "угроза провокации для безопасной торговли оружием, осуществляющейся польскими фирмами". Истинной целью этого шага было создание механизма незаконной торговли оружием. С этой целью был создан специальный отдел, занимавшийся этими задачами – 6 Отдел (позднее: 36) по защите военной промышленности (14 штатных мест, занятых военнослужащими). С самого начала в этом отделе служил Марек Слонь, а среди его руководителей были офицеры из Отдела Y, обучавшиеся в СССР: Эугениуш Лендзён и Цезарий Липерт. Деятельность 6 (36) Отдела III Управления была своеобразным прикрытием интересов II Управления (разведки) ВИС.

Основы постоянного наблюдения
В сущности, вместо постоянного наблюдения авторы этой концепции – К.Малейчик и К.Гловацкий (оба были в свое время офицерами Отдела Y II Управления) – с согласия ген. Изыдорчика (в прошлом слушателя курса ГРУ) стремились занять место на этом рынке и контролировать его при помощи спецслужб. Доходы от операции должны были стать "внебюджетными источниками финансирования деятельности военных спецслужб". Главной опорой должны были стать фирмы, созданные II Управлением Генерального штаба Народного Войска Польского или контролировавшиеся офицерами под прикрытием и агентами II Управления. Такой характер имели отобранные для предполагаемой деятельности фирмы, занимавшиеся торговлей оружием: "Ценрекс", "Стео", "Фалькон". Это предприятие было, по ген. Малейчику, отражением подобных действий, проводившихся УОГ по отношению к фирме "Нат". В этом непосредственно проявляется непрерывность концепции и методов действий, разработанных еще в 1980-х гг., когда доходы он незаконной торговли оружием были одним из источников финансирования деятельности военных спецслужб.
Действия, предполагавшие внебюджетные доходы от торговли оружием, предпринимались, по мнению офицеров ВИС, с согласия МНО. Их юридическое обоснование контрразведка ВИС видела в директиве, касающейся оперативно-разведывательной деятельности, выданной министром национальной обороны Я.Онышкевичем. В этой директиве министр Онышкевич позволял подкреплять оперативный фонд контрразведки финансовыми средствами, полученными в результате оперативной деятельности. Министр Онышкевич также принял решение, что оперативный фонд будет исключен из сферы контроля других государственных органов (напр. Высшей контрольной палаты), что ставило контрразведку в привилегированное положение.
В результате участия гражданских и военных служб в торговле оружием неоднократно доходило до польско-польской конкуренции, что вело к исключению соперников из коммерческих переговоров, а желание получить доходы приводило к тому, что торговля оружием предпринималась также с террористическими группировками.
Для получения материальных выгод ВИС использовали свои возможности и облегчали получение соответствующих разрешений на ведение экономической деятельности в этой области. Часто для получения соответствующих документов офицеры ВИС использовали офицеров, действовавших под прикрытием или сотрудников, работавших в соответствующих органах государственного аппарата.

Фирма "Стео"
Под видом выполнения оперативных заданий II Управления, касавшихся получения оценок военно-политического положения в Латвии, отношений на территории Российской Федерации и латышско-российских отношений, ген. Малейчик решил добиться контракта на продажу оружия Латвии. Для осуществления этих намерений он использовал фирму "Ценрекс" (в то время в составе ее руководства был офицер под прикрытием "ВИРАКОЧА" - плк Ежи Дембовский) и "Стео" (учрежденную для секретного сотрудника Эдварда Охнё псевдоним "ТЫТУС", ранее уже использовавшегося Отделом Y II Управления). Сделка должна была дать ВИС комиссионные на сумму ок. 150-200 тыс. ам.долларов. Эти намерения одобрил тогдашний начальник ВИС ген. Изыдорчик. Об этом предприятии он сообщил начальнику Генерального штаба ВП Т.Вилецкому. В доступной документации не было обнаружено письменного согласия начальника Генерального штаба ВП.
Пплк Ежи Дембовский (ОПП "ВИРАКОЧА") в середине 1980-х гг. проводил для разведки операцию продажи оружия арабским террористам, а в конце 1980-х гг. руководил операциями, имевшими целью нелегальную поставку на территорию советских государств информационных технологий, которые далее доставлялись в регионы СССР (на Украину) и в Северную Корею. В 1989 г. По поручению ген. Владислава Севериньского Дембовский создал фирму "Ценрекс", выводя с этой целью имущество из государственного ЦИУ.
В 1992 г. Дембовский, еще в качестве представителя фирмы "Ценрекс", продал оружие Народно-Демократической республике Йемен, которую представляла фирма "Menzur Galion", а в действительности сирийский террорист Монзер Аль-Кассер. Этот человек был замешан в террористические покушения, где погибло более 400 человек. Его фамилия стала известной, когда произошел взрыв самолета "Джамбо-Джет" над шотландской местностью Локерби. Е.Дембовский познакомился с ним и по поручению военной разведки ПНР проводил с ним переговоры, касавшиеся торговли оружием, когда в 1982-87 гг. он занимал должность торгового атташе в Триполи (Ливия).
Сделки Дембовского с Аль-Кассером в 1992 г. закончились продажей оружия Хорватии и Сомали (где тогда действовало объявленное Советом безопасности ООН международное эмбарго на поставку оружия и военного оборудования). Ежи Дембовский использовал для осуществления этих сделок зарегистрированную в Панаме фирму "Skorpion Int. Services" S.A. с головной организацией в Вене. Эти действия носили преступный характер и в 2000 г. по этому поводу были выдвинуты обвинения прокуратуры. Окружная прокуратура в Гданьске обвинила среди прочих Дембовского в том, что он предъявлял документы, которые содержали неправду в отношении места назначения проданного оружия и боеприпасов. Вместо Латвии оружие попало к не установленному получателю в Сомали.
Эта деятельность и предыдущий период торговли оружием стали основанием для выбора Дембовского в 1992 г. полковником К.Малейчиком для выполнения операции по незаконной торговле оружием. Существенно то, что для защиты этой операции был использован Эдвард Охнё ("ТЫТУС"), который с 1980-х гг. был сотрудником Отдела Y II Управления.
Уже в 1991 г. ВИС имели сведения, что руководство Министерства экономического сотрудничества с зарубежными странами в процессе подготовки разрешений на торговлю оружием получало материальные выгоды. В этом случае разрешения должен был выдавать Ян Сувиньский из МЭСсЗС. Механизм этого дела, согласно сохранившейся служебной записке, выглядел следующим образом: "Собранные документы ксерокопировались и передавались в МВД с целью проверки, что продолжалось ок. 6 месяцев. Сувиньский получал определенный процент (до 50%) с доходов за ускорение получения решения. Это устраивал Ежи Дембовский (...). Сувиньский, видимо, принимал взамен взятки в сумме 20-50 ам. долларов. Согласно сообщению сотрудника Войцеха В., за разрешение для фирмы "Нет" (речь идет несомненно о АО "NAT", учрежденном служащими УОГ) ее председатель Цихоцкий заплатил 20 тыс. ам. долларов. С этим механизмом наверняка были связаны также Лешек Грот, Лешек Гай, плк Морачевский и Анджей Глуза. Существенную роль видимо играл также высокопоставленный чиновник, который в декабре 1991 г. за выдачу разрешения на вывоз оружия за границу принял взятку до 50 тыс. ам. долларов. Никто из упомянутых здесь лиц не был привлечен к ответственности. Напротив, ВИС постарались затушевать дело, а нелегальную торговлю оружием организовать лучше. Единственным следствием этого дела был уход Дембовского из "Ценрекса" и приход его на работу в "Стео", а также перенос бремени нелегальной торговли оружием именно не "Стео".
В ноябре 1993 г. Малейчик попросил в письменном виде у Гловацкого помощи для получения концессии фирмой "Стео". В этом письме Малейчик информирует, что "согласно решению Министра национальной обороны Петра Колодзейчика (записка № 078/W/93) Разведывательное управление Военных информационных служб осуществляет сделку по продаже Латвии использованного военного оборудования и боеприпасов". К.Гловацкий передал дело начальнику 6 Отдела III Управления Э.Лендзёну, который поручил М.Слоню: "срочно принять меры, направленные на получение разрешения на вывоз. Дело известно г-ну Спису. По поводу дальнейших деталей прошу войти в контакт непосредственно с плк К.Малейчиком" . Занимаясь делами фирмы "Стео", плк Слонь подчеркивал руководству МЭСсЗС, что ВИС очень нужно быстрое и положительное оформление дела. Разного рода разрешения и концессии для фирмы "Стео" оформлялись с ходу (заявления оформлялись в день их подачи). И это несмотря на то, что оружие, в сущности, готовилось для нелегальной продажи. Его переправляли под видом вывоза разных товаров, экспортировавшихся на восток.
В мае 1994 г. эстонская полиция перехватила большое количество пистолетов ТТ, в том числе 2420 штук из Польши. Это обстоятельство не отвратило от дела Э.Охнё и Е.Дембовского, которые продолжали взаимодействовать с эстонскими преступниками. Два года спустя эстонские таможенники в очередной раз раскрыли контрабанду оружия из Польши – на этот раз 1600 штук пистолетов ТТ в контейнерах с макаронами, принадлежавшими фирме АО "Данута" из Мальборка. Е.Дембовский и Э.Охнё знали, что получателем этого товара была эстонская преступная группа, возглавлявшаяся Райло Рийсом и Райно Раймо. Таким образом, произошло нарушение ограничения вывоза и использования товара, поскольку оружие, подлежащее суровым экспортным регламентациям, вновь покинуло польскую таможенную зону – при этом осуществлявшие экспорт лица вполне сознавали, что оружие попадет к лицам, не имеющих на то права, то есть, к членам преступной группы в Эстонии. Несмотря на двукратные случаи раскрытия контрабандных афер с участием фирмы "Стео" в прибалтийских странах, ВИС по-прежнему поддерживали оперативный контакт с ее владельцем, о чем свидетельствуют записки о встречах с Э.Охнё, составленные майором М.Слонем.
Закончившаяся в 1996 г. провалом поставка положила конец преступной деятельности "Стео" в области оборота оружия и боеприпасов.
Когда афера с нелегальной продажей оружия Эстонии в 1996 г. была раскрыта, ВИС сознательно ввели в заблуждение тогдашнего премьера Влодзимежа Тимошевича, которому через УОГ передали, что ВИС не имели информации на тему сотрудничества Э.Охнё с военными спецслужбами. Тем временем, в рамках именно этой операции Охнё, будучи все это время сотрудником ВИС, участвовал в нелегальной торговле оружием с русской мафией и арабскими террористическими группировками. Каперанг Гловацкий, отвечая заместителю начальника УОГ плк Ежи Нужке, скрыл факт связей с ВИС владельца фирмы "Стео" (Охнё) и ее представителя в Латвии (а ранее директора фирмы "Ценрекс") пплк Дембовского.
О действиях в поддержку нелегальной торговли оружием руководство ВИС не информировало другие государственные органы (Премьера, Президента), а доходы, полученные фирмами, становились дополнительными источниками финансирования скрываемой от официальных властей деятельности ВИС.
Все сделки, осуществлявшиеся фирмами "Стео" и "Ценрекс" с Латвией заключались в том, что вывозившееся из Польши оружие и боеприпасы были предназначены для других получателей, а не для тех, что были указаны в заявлениях о выдаче разрешения и в разрешениях на вывоз оружия и боеприпасов. Охнё и Дембовский специально вписывали не соответствовавшее действительности место назначения оружия, чтобы не указывать названий стран, в отношении которых действовало эмбарго Совета Безопасности ООН.
Несмотря на привлечение таких сил и средств, по большей части не удавалось получить ценных торговых контрактов, которые бы принесли пользу обороноспособности страны.

Фирма "Фалькон"
Другим такого рода деловым предприятием ВИС было создание "Фалькона" – АО с о.о., с головным предприятием в Щецине. Из записок офицера Марека Слоня следует, что владельцем фирмы был сотрудник, действовавший как доверенное лицо (ДЛ) под псевдонимом "МАТУС", то есть, плк запаса Витольд Вонсиковский. Создание этой фирмы и ее деятельность с самого начала были связаны с нелегальным участием ВИС в экономической деятельности и использованием с этой целью возможностей государственного аппарата. В марте 1993 г. Марек Слонь представил своему непосредственному начальству (Э.Ленлзёну, Ц.Липерту и К.Гловацкому) следующий проект: "ДЛ Матус был бы полезен в качестве главы фирмы, специализирующейся на заключении сделок со спецоборудованием и осуществляющей задачи по легализации незаконных сделок с оружием, противостоянием возможным провокациям по отношению к польским производителям и торговцам специальным оборудованием. Предлагаю, кроме того, заключить с ним через подставное лицо торговый договор, имеющий юридическую силу. В основу договора может лечь заем, предоставленный центральным аппаратом ВИС "Матусу", что должно обеспечить средства для выкупа контрольного пакета в АО, которое будет учреждено при его участии; за предоставление этого займа он обяжется предоставлять данные и документы о каждой сделке и перечислять на указанный счет определенный процент с дохода от каждой торговой операции. Сумма предоставленного займа могла бы доходить до 10 тыс. ам. долларов. Из этого 2,5 тыс. наличными и 7,5 тыс. долларов в ценных бумагах – это взнос центрального аппарата для передачи фирме Матуса соответствующих концессий МВД и МЭСсЗС. Но расписка была бы дана на сумму 10 тыс. долларов с обязательством ее возврата в случае невыполнения условий заключенного договора". Фирма "Фалькон" должна была также передавать ВИС часть дохода от каждого выполненного заказа. Спроектированное Мареком Слонем предприятие получило одобрение заместителя начальника 6 Отдела III Департамента ВИС пплк Эугениуша Лендзёна и начальника 6 Отдела III Управления ВИС пплк Цезария Липерта. Описанные действия были, как это следует из записей ВИС, осуществлены, причем решения ВИС были нацелены непосредственно на овладение торговлей оружием, в частности, с целью получения доходов. В рамках деятельности фирмы "Фалькон" дело доходило до случаев использования государственного аппарата для поддержки нелегально действовавших фирм. О поддержке деятельности торговой фирмы "Фалькон" свидетельствовала корреспонденция между ВИС и Департаментом специального оборота в МЭСиЗС. 14 февраля 1995 г. Анджей Спис, заместитель директора Департамента специального оборота в Министерстве экономического сотрудничества с зарубежными странами, обратился к ВИС с просьбой о выражении мнения по поводу предоставления фирме "Фалькон" одноразовой концессии на заключение сделки по экспорту оборудования в Перу. 23 февраля 1995 г. начальник Военной контрразведки каперанг Казимеж Гловацкий дал положительный ответ, в котором можно прочитать: "Считаем, что фирмы, участвующие в обслуживании специального оборота с участием МНО РП, кроме выполнения определенных законодательством формальных требований, должны давать гарантию лояльности по отношению к политическим и оборонным интересам государства. Согласно нашей оценке этим критериям отвечает "Фалькон" АО с о. о."
В случае фирмы "Фалькон" (и иных упоминавшихся в этом контексте фирм) гарантия означала, что они являются собственностью служб, то есть, фактический владелец фирмы сам подтверждал свою надежность.

"Отмывание грязных денег"
ВИС осуществляли защиту своего сотрудника "ФОЛЬФГАНГА ФРАНКЛЯ" и проводившиеся им нелегальные операции – не только те, что были связаны с торговлей оружием, но и связанные с отмыванием грязных денег совместно с итальянской мафией. С этой целью были предприняты конкретные оперативные действия по отношению к полиции. 27 февраля 1995 г. начальник 6 Отдела III Управления департамента ВИС получил письмо от начальника Отдела по делам экономических преступлений Комендатуры военной полиции в Щецине, уведомлявшее, что по отношению к Витольду Вонсиковскому планируется принять оперативные меры, поскольку полиция из достоверного источника получила данные, указывающие на совместные действия сотрудника "ФОЛЬФГАНГА ФРАНКЛЯ" с Т.М. из Варшавы с целью "отмывания грязных денег", а также на предполагаемую связь этой операции с международным торговцем оружия Кашоги (известным также как Монзер Аль-Кассер). Сумма сделки составляла примерно 100 млн ам. долларов. Получив от полиции сведения на тему своего сотрудника, ВИС на них не отреагировали, намекнув на некомпетентность Отдела по делам экономической преступности КВП в Щецине. 31 июля 1995 г. начальник 6 Отдела III Управления Департамента ВИС получил очередное письмо из Бюро по борьбе с организованной преступностью Главной комендатуры полиции, в котором – после анализа материалов из Щецина – подтверждались предварительно установленные факты, касавшиеся Витольда Вонсиковского, а также утверждалось: "Все существенные сведения, касавшиеся хода операции и лиц, принимавших в ней участие, происходят из примененного по отношению к Т.М. оперативного технического средства в виде телефонного прослушивания и, как таковые, являются достоверными". Полиция не имела возможности установить, дала ли результаты операция "отмывания грязных денег". 11 августа 1995 г. заместитель начальника Управления контрразведки ВИС полк Ян Мария Очковский поручил начальнику Отдела контрразведки Поморского ВО установить контакт с Отделом по борьбе с организованной преступностью Воеводской комендатуры полиции в Щецине – чтобы согласовать принципы сотрудничества. Однако, никаких мер по отношению к Вонсиковскому не было предпринято, а Очковский этого не требовал. В ноябре 1995 г. непосредственный начальник офицера Марека Слоня запретил документировать действия сотрудника "ВОЛЬФГАНГА ФРАНКЛЯ", не связанные с армией: "В прошлом я обращал Ваше внимание на то, что следует избегать втягивания сотрудника в дела, не входящие в диапазон интересов и компетенции ВИС. Прошу Вас нацелить сотрудника "ФРАНКЛЯ" на проблемы, близко связанны с армией, именно их следует документировать".
Прикрывание противозаконных действий сотрудника ВИС приводило также к подталкиванию его на обман других государственных органов. В феврале 2002 г. состоялась встреча сотрудника "ГУСТАВ" (он же "ВОЛЬФГАНГ ФРАНКЛЬ") с директором представительства УОГ/АВБ плк Веславом Ковальским, который руководил этим учреждением в 2002-05 гг. (ранее он был военнослужащим в ВИС).
В связи с этим разговором офицер Марек Слонь поручил сотруднику "ГУСТАВУ" предоставить УОГ только общеизвестные и общедоступные данные. Он приказал также не раскрывать, невзирая на обстоятельства, характер контактов с ВИС.
ВИС не только прикрывали своих сотрудников перед полицией и УОГ, но в трудных ситуациях также прибегали к использованию неформальных контактов с правоохранительными органами, в случае уголовных дел и т.д.
Именно такого рода мерой была поддержка, оказанная Станиславу Вырожемскому (псевдонимы "МАРИЯ", "МАКС", "МАКСИМИЛИАН"). Вырожемский был служащим II Управления Генерального штаба НВП и с 1985 г. работал в качестве резидента в представительстве "Цензина" в Австрии. Там он также познакомился с другими офицерами, занимавшимися специальным оборотом, например, со Станиславом Терлецким, Збигневом Таркой и Тадеушем Копервасом.
После ухода с действующей военной службы Вырожемский занялся посредничеством в специальном обороте. Он руководил АО "Ареспо" и фирмой "Кунат". Он провел торговую сделку между Бюро внешней торговли "Бумар-Лабенды" и государством Мьанма (бывшая Бирма). Этим контрактом воспользовался сотрудник "МАКСИМИЛИАН", чтобы вывезти из Польши в несуществующую фирму "Паладион" в Женеве сумму более 8 млн ам. долларов. По этому делу прокуратура в Катовицах вела с 1992 г. следствие, в результате которого Вырожемский ("МАКСИМИЛИАН") в марте 1993 г. был арестован. ВИС тогда обратились к Генеральному прокурору РП, чтобы освободить его из-под ареста. В 1995 г. "МАКСИМИЛИАН" дождался прекращения дела. Сознавая, что дело может быть возобновлено, он обратился в ВИС за помощью, чтобы "заранее выработать установку, которую можно будет использовать в случае возобновления уголовного процесса". О своем юридическом положении в связи с контрактом с бывшей Бирмой он регулярно информировал ВИС. В декабре 2002 г. районный суд в районе Центр г. Варшавы прекратил следствие по делу "МАКСИМИЛИАНА", который сразу же после благополучного завершения уголовного дела закончил свое сотрудничество с ВИС. Анализ этого случая указывает на то, что сотрудник ВИС охотно помогал военным спецслужбам только до тех пор, пока службы помогали ему во время его пребывания под следствием.

Террористы
Неоднократно результатом участия двух служб (гражданских и военных) в операциях со специальным оборотом была польско-польская конкуренция на иностранных рынках и обращение за помощью к российской стороне. А операции торговли оружием приводили к вхождению в союзы с террористическими группами. Примером связей с террористами является участие в египетской сделке Аднана Кашоги. Кашоги (он же – Монзер Аль-Кассер) – это известный своей международной преступной деятельностью и судимый за торговлю оружием партнер Эдмунда Охнё псевдоним "ТЫТУС" и Ежи Дембовского псевдоним "ВИРАКОЧА". Роль Аль-Кассера в сделке скрывалась, она была известна очень ограниченному кругу лиц из "Ценрекса" и Управления контрразведки ВИС. Принятая ВИС линия поведения в отношении Аль-Кассера предполагала, что встречи будут происходить за границей, в установленных заранее местах, а переговоры будут вестись через уполномоченные субъекты, прикрываемые службами контрразведки ВИС. Особая осторожность и конспирация контактов с Аль-Кассером обуславливалась – согласно ВИС – оценкой ситуации и информации, что он может быть связан с террористическими организациями, действовавшими на Ближнем Востоке. Было известно, что по поручению некоторых правительств он организовал поставку вооружения для этих организаций. Было также известно, что до 1989 г. его использовали специальные службы ПНР в качестве помощника для организации поставок вооружения ООП (Организации освобождения Палестины) из стран, остававшихся в состоянии войны с Израилем и проводивших антиамериканскую политику. После 1989 г. контакты с ним установил I Департамент УОГ. Контакт был разорван на рубеже 1993-94 гг., когда Аль-Кассер был задержан в Испании в связи с процессом террористов, совершивших покушение на корабль Ахилла Лауро.
Несмотря ни на что, плк Слонь пытался поддерживать контакты с Аль-Кассером. В рамках программы модернизации системы противовоздушной обороны "НЕВА" в июне 1997 г. сотрудник "ВОЛЬФГАНГ ФРАНКЛЬ" предпринял – с ведома и согласия ВИС – переговоры с группой Аль-Кассера, которая должна была получить из Саудовской Аравии ок. 400 млн ам. долларов на финансирование модернизации этой системы вооруженными силами Египта. Наверняка для этого плк Слонь уже в марте 1999 г. предлагал уведомить об этой ситуации кабинет Премьера и МИД. Это предложение не было одобрено его начальством. Начальник 36 Отдела плк Ежи Маршалик написал: "оцениваю предложение как нецелесообразное". Вместо этого ВИС решили провести – в конспирации по отношению к польским политическим властям – совместную операцию с Аль-Кассером. ВИС одобрили участие Аль-Кассера в египетском контракте, а в подготовленной в июле 1999 г. пплк Слонем инструкции для сотрудника "ВОЛЬФГАНГ ФРАНКЛЬ" написано: "прошу обсудить участие в сделке по предложению Кашоги [Аль-Кассера – прим. ВК] (без конкретизации собственных связей, которые Вы фактически используете). (...) Максимально поднять цену предоставленной услуги, доведя до сведения Кашоги [Аль-Кассера – прим. ВК] последствия раскрытия участия Вашей фирмы в организации сделки, заключающиеся в возможности лишения ее Департаментом контроля экспорта концессии на специальные обороты". ВИС не противодействовали деятельности Аль-Кассера на территории РП, не остерегли политиков и предпринимателей, напротив – облегчали торговлю оружием подозреваемому в террористических контактах.
Очередным примером действий ВИС в торговле оружием была операция "Н", проводившаяся II Управлением. Целью этой операции должно было стать внедрение польской агентуры в российскую судостроительную промышленность, но в сущности было наоборот – российские службы внедрили в польскую судостроительную промышленность своего человека, одновременно компрометируя руководство Военного флота. Когда в деле появилась фирма "Пертрон" (контролировавшаяся тогда Управлением разведки ВИС), она занималась оборотом специального оборудования, а ее финансовые расчеты возбуждают обоснованные подозрения – например, очень большие суммы переводились на счет итальянской фирмы "Фиатагри", которая никак не была связана с "Пертроном". Расчеты производились при посредничестве отдела Кредитного банка в Гдыни, директором которого был пплк Лешек Фиертек, старший офицер II Управления ВИС (в 1993-97 гг. служил в армии как ОПП). Филиал Кредитного банка в Гдыни создал Адам Кислер – тогдашний директор отдела Кредитного банка в Гданьске (ранее – сотрудник отдела Кредитного банка в Калининграде; далее сотрудник фирмы "Энамор", занимавшейся специальным оборотом и производившей расчеты при посредничестве гдыньского отдела Кредитного банка, которым до сих пор руководит в/у Л.Фиертек). Адам Кислер, давний сотрудник II Управления Генерального штаба, после 1991 г. перешел в разведку ВИС, проводившую тогда операцию с "Пертроном". ВИС свели Кислера с русской мафией, он поддерживал контакты с Наумом Исааковичем Слуцким, агентом ФСБ, и с занимавшимся специальным оборотом бывшим заместителем командующего Балтийского флота РФ, контр-адмиралом запаса Николаем Качановичем. Перечисления больших денежных сумм между "Пертроном" и фирмой "Фиатагри" были результатом расчетов по делам, которые вели представители преступного мира из стран б. СССР. Мафиозная деятельность Кислера была возможна только благодаря защите разведки.
В рамках оперативных действий, проводившихся по отношению к фирме "Пертрон" плк Марек Новаковский из ВИС мог сознательно спрепарировать информацию о мнимом шпионе в структурах Военного флота – исключительно с целью обоснования оперативного интереса к Андрею Форнальскому, председателю предприятия по внешней торговле "Пертрон". Интерес к этой фирме должен был обеспечить своего рода защиту от деятельности других служб (напр., УОГ) при осуществлении преступных действий, заключавшихся в коррумпировании офицеров Военного флота и выводе денег из бюджета МНО.
В 2002-03 гг. Департамент контроля МНО под руководством ген. Юзефа Флиса контролировал в Военном флоте все тендеры. Результатом этого контроля был рапорт, который содержал ряд деталей о нарушениях в области проведенных тендеров. Рапорт был засекречен, а с согласия и одобрения министра национальной обороны Ежи Шмайдзиньского он не был предоставлен для ознакомления правоохранительным органам. Втягивание офицеров ВИС в деятельность фирм, занимающихся специальным оборотом, могло помочь в трансферте полученных финансовых средств на счета партий, фондов или за границу.
При анализе вышеуказанного дела была раскрыта информация, касавшаяся превышения полномочий и невыполнения служебных обязанностей в связи с соблюдением государственной тайны командующим Военного флота РП, адмиралом Рышардом Лукасиком. Он не принял во внимание отказа ВИС выдать удостоверение безопасности кадм. Попеку и кадм. Кашубовскому. Адмирал Лукасик в течение длительного времени не сообщал кадм. Попеку об этом отказе, оставив его на посту начальника Отдела логистики Военного флота. Исполнение этой функции без удостоверения безопасности невозможно, следовало немедленно освободить кадм. Попека от занимаемой должности. Он, однако, был уволен лишь 3 года спустя, после громкого дела кражи гранат и боеприпасов со складов военного порта в Гдыни.
На нарушение закона владельцем фирмы "Пертрон" Анджеем Форнальским, заключавшегося в многократном вручении взяток кадм. Попеку (ок. 200 тыс. злотых), не реагировал ген. бриг. М.Дукачевский. О факте взяток ему сообщили письмом № 00-45 от 18 февраля 2002 г., которое до мая 2005 г. не было зарегистрировано в канцелярии секретных дел, генерал также не принял служебных мер, которые был обязан принять как государственный служащий.
Решения, принимавшиеся офицерами Военного флота, ВИС и Военной жандармерией, а также прокурорами из военных прокуратур приводили к блокированию информации о действиях, выходящих за рамки закона. Источник нарушений, связанных с торговлей оружием, которой занимались ВИС, можно связать с фактом, что концепция организации т. наз. контрразведывательной защиты производства оружия и слежки за специальным оборотом, не давала никаких оперативных результатов. Разведка играла здесь инициативную и ведущую роль, а контрразведка обеспечивала ее действия так, чтобы гражданские службы или другие государственные органы не угрожали монополии разведки. В итоге: большинство оперативных действий были способом сокрытия участия военных служб в специальном обороте фирм, созданных ими (в частности, "Стео", "Ценрекс", "Фалькон"). Фирмы, занимавшиеся специальным оборотом, вместе лицами, обязанными вести за ними надзор по поручению ВИС, являлись, в сущности, организованной преступной группой и поддерживали преступную деятельность.

В свете приведенных фактов деятельность следующих лиц квалифицируется в ст. 70 а, пар. 1 и 2 Постановления от 9 июня 2006 г. "Вводные предписания к постановлению о Военной контрразведке и Военной разведке, а также к постановлению о функциях служащих Военной контрразведки и Военной разведки": ген. бриг. Константин Малейчик, ген. бриг. Болеслав Изыдорчик, ген. Марек Дукачевский, каперанг Казимеж Гловацкий, плк Ежи Дембовский, плк Марек Слонь, плк Цезарий Липерт, плк Ян Очковский, плк Витольд Вонсиковский, пплк Веслав Ковальский, пплк Лешек Фиертек, адм. Рышард Лукасик, адм. Збигнев Попек.
Действия Эдварда Охнё, Яцека Меркеля и Анджея Списа квалифицируются по ст. 70 а, пар. 2 п. 1 указанного выше Постановления.
В описанный период начальниками ВИС были: ген. бриг. Болеслав Изыдорчик, ген. бриг. Константин Малейчик, ген. Марек Дукачевский, кадм Казимеж Гловацкий.
До 1995 г. надзор за деятельностью Военных информационных служб на основе общей ответственности за подчиненное ведомство осуществлял министр национальной обороны. В описанный период эту должность занимали: Януш Онышкевич, Пётр Колодзейчик, Збигнев Оконьский.
В ст. 5, пар. 1 Постановления от 14 декабря 1995 г. о должности министра национальной обороны заключено определение, что Военные информационные службы подчиняются непосредственно в/у министру. Это предписание выясняется в пар.1, п. 16 распоряжения Совета Министров от 9 июля 1996 г. в конкретном определении области деятельности министра национальной обороны. Оно накладывает на министра национальной обороны обязанность осуществления надзора за деятельностью Военных информационных служб, в том числе в особенности за их оперативно-разведывательной деятельностью. Согласно Постановлению от 9 июля 2003 г. о Военных информационных службах надзор за деятельностью этих служб осуществляет министр национальной обороны, который назначает на служебную должность и освобождает от нее начальника ВИС. В силу ст. 9, пар. 1 этого Постановления начальник ВИС подчиняется непосредственно министру национальной обороны. Министрами национальной обороны в описанный период были: Станислав Добжаньский, Бронислав Коморовский и Ежи Шмайдзиньский.
Что касается части описанных дел, то прокуратура ведет или вела уголовно-процессуальное следствие, однако с точки зрения на новые обстоятельства, открывшиеся по ходу опроса и полученной Верификационной комиссией документации, может произойти расширение круга лиц и дел, которыми прокуратура интересуется в связи с этим, и даже возбуждения новых следственных дел. В связи с вышесказанным Верификационная комиссия направила в Главную военную прокуратуру уведомление о подозрении в совершении преступления согласно ст. 304, пар. 2 Уголовно-процессуального кодекса.